Партнёры

УАИБ ЛСОУ другие партнеры АУБ Евроконсалтинг DENGI.ua Экономические известия Интерфакс Асоціація адвокатів України





Реклама на сайте

Стартапы: от идеи до продажи

В нашей стране складывается удивительная ситуация. С одной стороны, у нас имеется масса грамотных инженеров, разрабатывающих интересные и инновационные проекты и нуждающихся в инвестициях на развитие, которые могут окупиться сторицей. С другой – есть финансисты, готовые вкладывать собственные (или привлекать чужие) деньги, но не находящие для них адекватных объектов – идей, проектов, стартапов. Между двумя категориями – пропасть непонимания, заполнять которую, как ни крути, придется все же первым. Во всяком случае, они обязаны хорошо представлять, каким должен быть проект, способный заинтересовать инвесторов, и как правильно его преподнести венчурным фондам.

Находящиеся на раннем этапе развития инновационные компании, или, как их принято сегодня называть, стартапы, часто становятся «виновниками» громких публикаций в прессе. Хорошие, в чем-то уникальные продукт или идея, качественная и быстрая реализация проекта, необходимое и своевременное финансирование – соблюдение этих трех правил позволяет небольшим фирмам вырасти в достаточно крупные и известные структуры с внушительной капитализацией и авторитетным брендом.

Истории успеха
За примерами далеко ходить не надо, многие гиганты практически любого рынка еще 10–20 лет назад представляли собой лишь небольшие группы энтузиастов, которые были действительно уверены в своей идее и отчаянно искали любые источники инвестиций.

Что же касается сегмента информационных технологий, то он, как один из наиболее активно развивающихся, уже успел пережить несколько бумов инвестиций в стартапы. Впрочем, не все периоды были удачными – до сих пор на слуху так называемый крах доткомов (от домена .com) в 2001 г. – в то время сектор интернет-бизнеса, по сути, лишь зарождался и сулил предпринимателям, решившим вложить в проекты из этой сферы свои средства, поистине колоссальную прибыльность. Инвестиции тогда раздавались фактически без разбору, едва ли не под идеи на словах. К чему привел такой ажиотаж – мы уже знаем.

Тем не менее наряду с огромным количеством провальных проектов все в том же секторе онлайн-бизнеса было реализовано и множество успешных идей. И одним из самых показательных примеров является Google. Сейчас она превратилась в интернет-гиганта с капитализацией 180 млрд долл., а основана была всего 9 лет назад в гараже. На первых порах ее создатели привлекли 1 млн долл., а уже во II квартале 1999 г. крупные инвестиционные фонды, среди которых фигурировали Sequoia Capital (кстати, 10% капитала, вращающегося на NASDAQ, генерируют фирмы, получившие в свое время инвестиции от Sequoia), а также частные инвесторы рискнули вложить в детище Сергея Брина и Ларри Пейджа 25 млн долл. Как видим теперь, они не прогадали.

Другой пример – сервис IP-телефонии Skype. Запущенный в 2000 г. на базе P2P-технологии, а чуть позже получивший от фонда Mangrove Capital около 2 млн евро на развитие, уже в 2005 г. он был куплен фирмой, оперирующей крупнейшим интернет-аукционом eBay, за 2,6 млрд долл.

Продолжать примеры можно долго. Но даже основываясь на опыте двух вышеназванных компаний, становится понятно: не рискни тогда инвесторы несколькими миллионами долларов, Всемирной Сети в нынешнем виде фактически не существовало бы.

То же самое касается и IT-рынка в целом. В Cisco Systems в 1987 г. фонд Sequoia Capital вложил около 2 млн долл. Поговаривают, что уже через год цена приобретенного им пакета телекоммуникационной компании выросла до 3 млрд долл. Эта сделка вошла в анналы истории венчурного бизнеса и является сегодня классическим образцом для подражания. Без участия инвесторов не обошлось и становление других лидеров рынка информационных технологий – Apple, Oracle и др.

Made in Ukraine
Все приведенные факты касаются зарубежного опыта. А каковы перспективы у стартапов и авторов идей в Украине? Не думаем, что для читателя будет большим откровением то, что в нашей стране примеры стартапов, получивших «путевку в жизнь», можно пересчитать по пальцам двух рук.

Среди наиболее громких – продажа компанией SigmaBlayzer весной нынешнего года фирмы «Мета» (в которую она инвестировала в 2000 г.), владельца одноименного интернет-портала. Основанный в 1998 г. проект купили группа «Русские фонды» и фонд Digital Sky Technologies (ko.itc.ua/27466). Сумма сделки публично не оглашалась, однако, по оценкам экспертов, за 51% акций фирмы инвесторы заплатили 5–7 млн долл.

Пока пример «Меты» является скорее исключением, нежели правилом, причем не только в Интернете, но и в целом на отечественном IT-рынке. Предлагая проект какому-либо инвестору, его авторы нередко предварительно даже не изучают рынок, практически не уделяют внимания патентной защите изобретений. Они действительно «горят» своими идеями, но не в состоянии реально оценить потенциальные перспективы основанного на их базе бизнеса. О грамотной презентации проекта будущему инвестору тоже не приходится говорить.

«На Западе прежде чем приступить к разработке чего-то действительно нового изобретатели уходят на несколько месяцев в академический отпуск. В течение этого времени они исследуют проблематику рынка, затем выбирают наиболее близкую и понятную им тему и лишь затем начинают разработку», – рассказывает управляющий партнер компании BayView Innovations Денис Довгополый.

В нашей же стране авторы проектов чаще всего пытаются представить их инвесторам, совершенно не принимая во внимание рыночную конкуренцию, а лишь оперируя технологическими терминами, призванными дать понять потенциальному вкладчику компетентность разработчика. Сумму, требуемую для создания конечного продукта на основе идеи, нашим соотечественникам оценить весьма непросто. Поэтому разница между первоначально названной инвестору цифрой и реально требуемой может отличаться даже на порядки. Например, в каталоге инвестиционных проектов Украины размещено объявление автора средства защиты программного обеспечения от несанкционированного использования, который на создание конечного продукта ищет менее 7 тыс. евро. Думаем, комментарии здесь излишни.

По словам экспертов, действительно интересных для инвестиций технологических проектов в Украине совсем немного, а уже получивших средства – только пару десятков. «Лично мне известны пять относительно крупных отечественных команд, каждая из которых сумела привлечь венчурные инвестиции более 500 тыс. долл., и еще около дюжины – профинансированные на 50–210 тыс. долл.», – говорит Денис Довгополый.

Тем не менее количество заявок, поступающих к инвесторам, достаточно стабильно. «Мы постоянно получаем на рассмотрение идеи как из Украины, так и из-за рубежа, но говорить о каком-то более или менее серьезном их потоке можно будет только через пару лет. Полагаю, как раз к тому времени на рынке станут известны истории успеха ряда наших соотечественников, которые воодушевят украинских создателей стартапов. Я надеюсь, что венчурными инвестициями в нашей стране заинтересуются и представители крупного бизнеса», – комментирует состояние отрасли Сергей Лобойко, основатель и управляющий директор фирмы «Техинвест». По его мнению, в Украине сейчас сложился стереотип, в соответствии с которым вложения в технологические проекты считаются невозвратными. Кроме того, на эту сферу иногда обращают внимание меценаты, не ждущие от вложений отдачи.

Игроки отечественного рынка венчурного бизнеса сегодня пытаются постепенно изменить общественное мнение. Большинство же экспертов придерживаются точки зрения, что нашей стране для увеличения внимания к отрасли не хватает уже упомянутых выше историй успеха.

Тop 20 венчурных фондов для начального финансирования
Фонд Сделок в 2006 г. *
1 Maryland Technology Development Corporation 22
2 Draper Fisher Jurvetson 19
3 Tech Coast Angels 17
4 New Enterprise Associates 13
5 Khosla Ventures 12
6 Sequoia Capital 12
7 Village Ventures 11
8 Austin Ventures 10
9 Band of Angels 9
10 Omidyar Network 9
11 Canaan Partners 8
12 Foundation Capital 8
13 IllinoisVentures LLC 8
14 Intel Capital 8
15 JumpStart Inc. 8
16 Mohr Davidow Ventures 8
17 Polaris Venture Partners LP 8
18 Atlas Venture 7
19 Ben Franklin Technology Partners Southeastern PA 7
20 Charles River Ventures 7
* Учитывались лишь сделки по начальному финансированию
По данным PricewaterhouseCoopers, Thomson Venture Economics, National Venture Capital Association


Словарик венчурного инвестора

Венчурными инвестициями принято называть долгосрочные рисковые капиталовложения в акции новых быстрорастущих предприятий с целью получения большой прибыли после выхода компании на IPO либо с помощью любого другого метода продажи бизнеса новому владельцу. Особенностью такого финансирования является обеспечение средствами лишь тех фирм, акции которых не продаются на бирже, а полностью находятся во владении физических или юридических лиц.

Нередко деньги могут выделяться лишь под идею без гарантированного обеспечения какими-либо активами. Инвестор несет на себе только финансовые риски, любые другие (технические, рыночные, кадровые, менеджерские и т. п.) ложатся на плечи компании, получающей инвестиции.

Венчурные вложения зачастую подразумевают реинвестирование всех вырученных средств на дальнейшее развитие бизнеса. Как правило, венчурный инвестор владеет определенной долей стартапа на протяжении 3–7 лет, после чего избавляется от нее.

Этапы венчурного финансирования
Стартовые инвестиции
Наиболее рисковая форма вложений может подразделяться на две подгруппы.

Предстартовое финансирование (seed money), которое касается самых первых этапов предпринимательской деятельности, нередко осуществляется еще до регистрации компании. В качестве примера можно привести затраты на разработку прототипа, создание бизнес-плана, поиск сырья и т. п.

Стартовое финансирование (start-up), обеспечивающее начало производственной деятельности фирмы, подразумевает, что команда уже собрана, прототипы готовы, а результаты исследования рынка получены.

Инвестиции в развитие
Финансирование начальной стадии (early-stage) рассчитано на предоставление помощи небольшим предприятиям с существенным потенциалом роста. Зачастую такие компании не могут привлечь банковский кредит для расширения бизнеса, поскольку не обладают гарантиями его погашения. Риск вложений в этом случае гораздо меньше, чем в стартовом финансировании из-за относительно высокого уровня предсказуемости дальнейшего развития. В большинстве случаев таким способом финансируются фирмы, существующие менее трех лет и не имеющие прибыли.

Финансирование более поздней стадии (expansion) предусматривает выделение средств компаниям с действующим производством, имеющим значительный потенциал роста, к примеру, за счет создания новой сборочной линии или привлечения дополнительной команды разработчиков. По сути, этот механизм является альтернативой классическому кредитованию и подразумевает относительно небольшой риск.

Другие типы инвестиций
Финансирование определенной операции. Осуществляется как одноразовый акт, зачастую средства выделяются на короткий срок (до двух лет), например, менеджерам для покупки долей в их предприятии, для обеспечения деятельности компании в период между другими видами финансирования.

«Спасательное» финансирование используется для реализации планов по возрождению бизнеса компании, являющейся потенциальным банкротом.

«Замещающее» финансирование применяется для замены части внешних ресурсов компании собственным капиталом.

Финансирование IPO направлено на оплату операций, связанных с выходом компании на фондовый рынок.

Подготовлено на основе материалов
«Украинской ассоциации инвестиционного бизнеса»

 


Как продать идею
Конечно, создатели многих стартапов видят их будущее исключительно в радужном свете. Самые предприимчивые обивают пороги офисов известных предпринимателей или пытаются достучаться до крупных зарубежных инвестфондов. Такое рвение достойно уважения, но все же, прежде чем продвигать идею, необходимо учесть следующее.

Большинству инвесторов сейчас неинтересны вложения в локальные проекты, актуальные лишь для узких рыночных ниш. Компания «Техинвест», например, рассматривает только предложения, рассчитанные на международные рынки, объемом не менее 300 млн долл., при этом очень желательно, чтобы отрасль, в которой будет развиваться стартап, была новой и быстрорастущей.

Весьма важно и наличие сплоченной команды, состоящей не только из технических специалистов, но и из менеджеров и маркетологов. Обязательным, по мнению Сергея Лобойко, является четкое представление автора проекта о том, какую проблему призвана решить новая компания, кто ее конкуренты и за счет чего ей удастся работать лучше них. Необходимо объективное понимание потенциальной доли рынка, на которую может рассчитывать новая фирма, при том, что если она нацелена на насыщенную игроками отрасль, то перспектив отобрать кусок пирога у лидеров совсем немного.

Что касается распределения долей в бизнесе между инвестором и создателем стартапа, то в мире довольно распространена практика, когда вкладывающий средства фонд получает в свое распоряжение около 30–40% акций, т. е. достаточно большой пакет, но в то же время не контрольный. Наши же стартапы, по словам экспертов, часто ведут обычный торг, и распределение долей зависит от его итогов.

Мнение о том, что сотрудничество с инвестором ограничивается только финансами, в корне неверно. Венчурная компания заинтересована в успехе объекта своих вложений, и потому привносит в стартап свой опыт ведения бизнеса, практику вывода фирмы на международный рынок, содействует формированию менеджерской команды и налаживанию связей с потенциальными партнерами. По словам Дэвида Ворокье, партнера фонда Mangrove Capital, его организация также участвует в разработке стратегии и маркетинговой политики, помогая компании наращивать свой потенциал.


Mangrove Capital: «Мы приятно удивлены количеством интересных бизнес-планов в Украине»

Когда мы работали над подготовкой Темы номера, Киев посетил партнер европейского венчурного фонда Mangrove Capital Дэвид Ворокье (David Waroquier). Именно эта организация была первым инвестором Skype, вложив в него около 2 млн евро и выручив спустя три года 180 млн. С вопроса об этом стартапе мы и начали нашу беседу.

В ряде интернет-источников сообщается, что инвестором Skype на самом деле выступала другая венчурная компания. Как вы это прокомментируете?

Мне довольно часто задают подобный вопрос, поскольку сделать PR на бренде Skype пытаются многие компании, однако нельзя сказать что это неправда, и я не исключаю достоверности таких слухов. При развитии Skype прошел несколько раундов капиталовложений, и по мере роста популярности данного приложения стали появляться все новые инвесторы. Однако именно Mangrove Capital была первой, кто вложил средства в этот тогда еще зарождавшийся проект.

Какие компании из вашего портфеля, помимо Skype, также оказались успешными?

Мы продолжаем инвестировать развитие люксембургской компании SecureWave. Она занимается разработкой ПО для защиты информации и недавно объявила о своем слиянии с PatchLink. Данный союз, я уверен, является очень многообещающим. Отмечу также испанскую фирму Dialcom Networks, которая специализируется на программных решениях для видеоконференций, и риелторскую поисковую систему Properazzi.

В СНГ мы пока имеем подобный опыт лишь в России, где инвестировали в поисковую систему Quintura. Она предлагает пользователю список результатов в форме интерактивного «облака», которым он может управлять. Данный сервис предполагает новаторскую систему работы с ключевыми словами.

Последним объектом наших вложений стал музыкальный портал Jamendo. Его особенность – это свободный доступ к мультимедийному архиву, который, в свою очередь, начинающие исполнители могут пополнять самостоятельно. Каждый день мы наблюдаем увеличение аудитории Jamendo и весьма довольны результатами, поскольку этот портал является проектом мирового масштаба. Последнее я хотел бы подчеркнуть особо, ведь при выборе деловых партнеров нам крайне важно, чтобы их бизнес-план был действительно глобальным, наша компания не рассматривает локальных проектов.

Планируете ли вы инвестировать в украинские компании?

Поскольку это первый визит представителя Mangrove Capital в вашу страну, то целью его на данный момент является популяризация компании и ее позиционирование в Украине как надежного венчурного инвестора. Мы фокусируемся на начальных капиталовложениях в сегменты ПО и интернет-приложений.

Сейчас для нас важно ознакомиться с экосистемой украинского рынка. Помимо этого, мы всегда рады новым прогрессивным идеям. Многое из того, что я уже успел увидеть в Украине, мне очень понравилось. Хочу объяснить потенциальным партнерам методику нашей работы. Должен сказать, что большинство экспертов обращают внимание на отличие Mangrove от других венчурных компаний. Мы не просто финансируем проекты, а также разрабатываем стратегию и маркетинговый подход, помогая стартапу наращивать свой потенциал.

У меня были встречи с представителями местного рынка, предстоит рассмотреть еще несколько проектов. Однако я уже могу отметить, что приятно удивлен количеством интересных бизнес-планов, которые сочетают в себе передовые технологии и высокий уровень организации рабочего процесса. Дело в том, что очень часто мы наблюдаем замечательные в технологическом плане предложения с недостаточной степенью подготовки в области менеджмента.

В чем, на ваш взгляд, заключается основное отличие между европейским и украинским рынком венчурного бизнеса?

И Украина, и Россия сегодня находятся на этапе, который Европа преодолела несколько лет назад, и в вашей стране венчурные фонды представлены довольно слабо. Тем не менее ситуация улучшается. Мы являемся своего рода первопроходцами в области венчурных капиталовложений в Восточной Европе. Очень многие инвесторы попросту боятся финансировать какие-либо проекты в этом регионе. Мы же считаем, что рынки России и Украины уже готовы к переменам. При этом подчеркну, что, к примеру, Китай или Индия нас в настоящее время совершенно не интересуют.

Можно узнать почему?

Эти рынки очень емкие и перспективные, но географически они слишком далеко от нашего люксембургского офиса. Кроме того, Украина и Россия ближе к Европе по менталитету, что также накладывает отпечаток на бизнес. Кстати, хочу отдельно отметить, что в вашей стране меньше подражателей, берущих за основу чужие идеи. Даже в России, например, есть множество аналогов YouTube. О Китае и Индии вообще говорить в этом плане очень сложно – инвестировав туда деньги, нельзя быть уверенным, что идея попросту не будет украдена.

Вы упомянули тему интернет-бизнеса, а какие, по вашему мнению, сегменты этой индустрии ожидает наиболее активное развитие?

Вне всяких сомнений, будущее – за конвергенцией, потребность людей в самовыражении в дальнейшем только увеличится, поэтому будут пользоваться спросом самые разнообразные социальные сети. Вполне вероятно, что часть из них трансформируется в некие комплексные, вертикальные решения. Например, в свое время мы инвестировали в проект Zlio – социальную сеть в сфере торговли. С ее помощью пользователь с минимальными затратами может создать свой онлайн-магазин, в том числе на основе тематики того или иного блога. Таким образом, в скором будущем сообщества, полагаю, станут фокусироваться на каких-то конкретных задачах. Мы также возлагаем большие надежды на рост популярности интернет-приложений для мобильных платформ – эта ниша сегодня очень перспективна.

Нашим читателям было бы интересно узнать, какие требования вы предъявляете к соискателям инвестиций и чего стоит ожидать стартапам в случае положительного решения о вложениях?

В случае, когда мы сотрудничаем с разработчиками корпоративного программного обеспечения, мы предпочитаем ознакомиться с прототипом продукта, идеи тут недостаточно. В сегменте интернет-решений, как показывает практика, очень важно то, насколько убедительны сами учредители компании, а также новизна предложения и его потенциал. Что касается команды, то группа разработчиков не является обязательным требованием, скорее важна связка из исполнительного директора, менеджера и технического специалиста. Вполне вероятно, что иногда мы будем просить фирму регистрировать офисы в США или Европе. Для нас это будет большим преимуществом при принятии решения. Ведь пока мы не уверены, что защита инвестиций в Украине находится на должном уровне.
 

Потенциальный инвестор – кто он?
Как показывает международная практика, первые деньги, вкладываемые в проект, – это либо личные сбережения его создателей, либо взятые в долг у родственников и друзей. На «нулевом» этапе развития стартапа сторонний инвестор очень редко соглашается финансировать идею, ему нужны базовые образцы продукции или, как минимум, подробное их описание, а на это также требуются средства.

За дальнейшим финансированием начинающие предприниматели обычно обращаются либо к фондам, либо к так называемым бизнес-ангелам (под ними принято подразумевать частных лиц, владеющих свободными средствами и вкладывающих их в новые проекты). По оценкам ассоциации «Частные инвесторы Украины», общий объем вложений в отечественные предприятия IT-сектора составляет 10–15 млн долл. в год, из них 70–80% обеспечивают как раз бизнес-ангелы. Эти инвесторы, выбирая объект финансирования, довольно часто руководствуются в том числе эмоциями и интуицией. Они распоряжаются только собственными деньгами, поэтому могут позволить себе пойти на такой риск.

Крупные же фонды, использующие, как правило, капитал основателей или привлеченные средства, выбирают проект согласно строго определенным правилам. Однако даже если фонд принял проект на рассмотрение, существует лишь 1–2% вероятности, что он вложит в него средства – именно такова суровая статистика проектов-«счастливчиков».

Начинающим отечественным предпринимателям при поиске инвестиций следует учитывать, что западные фонды обычно не сотрудничают с украинскими стартапами напрямую. «Происходит это опять же из-за того, что в Украине предлагаются преимущественно „сырые" проекты, тогда как иностранные венчурные организации рассматривают тысячи проектов в год, полностью готовых к вложениям – имеющих передовую идею, слаженную команду и т. п.», – комментирует ситуацию Сергей Лобойко.

Основанная им компания «Техинвест», в частности, и занимается приведением украинских проектов к такому виду, в котором они могут быть интересны инвесторам. По его словам, учитывая специфику отечественных стартапов, «Техинвест» разработала специальную процедуру их поиска и отбора, а также «бизнес-инкубации» – в ее рамках из идеи «выращивают» полноценную структуру со штатом, зарегистрированным офисом, защитой авторских прав и т. п. Конечная цель «Техинвеста» – продажа собственной доли в таких компаниях. В качестве успешного примера Сергей Лобойко приводит фирму USC, первым инвестиционным партнерам которой за два года было возвращено в 2,5 раза больше средств, чем они вложили. Напомним, что в 2005 г. на базе этой компании было создано украинское подразделение R&D-центра Sonopia.

Стоит отметить, что венчурный бизнес интересует не только специализированные фонды и частных предпринимателей. Им активно занимаются и IT-компании, такие как Intel и Cisco, имеющие подразделения или менеджеров, отвечающие за инвестиции в многообещающие проекты или фирмы.

Например, Intel Capital с 1991 г. вложила почти в 1000 компаний из 30 стран более 4 млрд долл. Только в 2005 г. на перспективные технологичные проекты она потратила свыше 265 млн в 140 сделках, причем 60% этих средств были направлены на развитие организаций, находящихся за пределами США. В Украине Intel Capital известна прежде всего как один из инвесторов фирмы «Украинские новейшие технологии» (торговая марка alternet), оператора первой в нашей стране WiMAX-сети. Других проектов у Intel здесь не было, но она заинтересована в них и рассматривает предложения от стартапов, работающих в секторах корпоративного ПО, технологий для цифрового дома и полупроводниковых решений.

У Cisco реализованных венчурных проектов в нашей стране пока нет, а на территории СНГ широкую известность получили ее вложения в интернет-магазин Ozon. По словам Андрея Морозова, специалиста корпорации по венчурному бизнесу, Cisco сейчас занимается поиском новых объектов для финансирования, однако заинтересована она главным образом в уже работающих и успешно развивающихся компаниях с налаженным бизнесом.

Через конкурсы
Довольно эффективным направлением поиска инвестиций для начинающих предпринимателей могут стать и несколько проводящихся в нашей стране и за рубежом конкурсов инновационных компаний и бизнес-планов.

Наиболее популярными являются «Всеукраинский конкурс высоких технологий», «Инвестиции без границ», ITStars. Даже Google недавно организовала в Киеве подобное мероприятие.

Весьма известен и SVOD (Silicon Valley Open Doors), конкурс, проводимый Американской Бизнес Ассоциацией Русскоязычных Профессионалов в Кремниевой Долине.

Участие в подобных мероприятиях в большинстве случаев не требует от авторов инновационных проектов денежных взносов, а иногда предполагает лишь представление грамотно описанной идеи, без демонстрации тестовых образцов продукции или работающих программных сервисов. К преимуществам конкурсов стоит также отнести возможность рецензирования проекта профессионалами – довольно часто в жюри привлекаются эксперты как из США, так и из Европы, представители известных венчурных фондов и бизнес-ангелов.

Отметим, что даже не получив инвестиций сразу, стартап обретает реальную выгоду от участия. Даже не пробившись в финал конкурса, проект, по сути, публично заявляет о своем существовании, становится известным в определенных кругах, его создатели в рамках проводимого мероприятия могут наладить полезные в будущем контакты и т. п.

Как подготовить проект к финансированию
На украинском венчурном рынке есть и компании, оказывающие консультационные услуги. Средства инвесторов они не вкладывают, а содействуют отечественным стартапам в подготовке проекта для презентации западным фондам, оформлении патентов, помогают выработать бизнес-модель, маркетинговую, НИОКР-стратегию. Именно такой деятельностью занимается BayView Innovations. «Мы не претендуем на управление компанией, однако в качестве оплаты можем получать не деньги, а долю в фирме, становясь, соответственно, инвестором», – рассказывает Денис Довгополый.

Фирмы, подобные BayView Innovations, по сути, играют для стартапов роль наставников, под надзором которых авторы проекта доводят его до нужного вида. В компетенцию консалтинговых компаний входит предварительная оценка идеи с точки зрения возможности построения на ней бизнеса. Для этого BayView Innovations нередко привлекает специалистов из Кремниевой Долины, знакомых с настроениями и предпочтениями тамошних инвестфондов. Это весьма важно, поскольку позволяет основателям еще на начальном этапе направить развитие своего стартапа в нужное русло, сферу рынка либо вообще отказаться от задумки или перепрофилироваться.

Не стоит также забывать, что для иностранного инвестора очень важна юридическая защита своих вложений – именно поэтому все они уделяют колоссальное внимание вопросам патентов и открытию офисов в Европе или США. «Необходимо это для того, чтобы сразу поместить фирму в правовое поле стран с развитой экономикой, оно более понятно и прозрачно для международных партнеров. Украинское законодательство несовершенно в области защиты интеллектуальной собственности, есть проблемы и в судебной системе, корпоративном праве, потому многие стараются избежать отечественных реалий», – объясняет Сергей Лобойко.

Еще одна серьезная проблема для стартапа – поиск руководящих кадров. Эксперты признают, что специалисты из нашей страны и сами основатели проекта редко подходят на эти должности, поскольку не имеют практических навыков вывода компании на международный рынок. Наташа Крол, управляющий партнер Alexander & Krol Executive Search, будучи специалистом по поиску менеджеров на технологических рынках США и Западной Европы, констатирует, что получение инвестиций еще не означает решения всех проблем. Найти стоящего специалиста, способного «раскрутить» проект, очень сложно, ведь мало кто из профессионалов согласится работать в никому не известной фирме с неясными, по большому счету, перспективами.

Если компания становится успешной, а ее бизнес начинает развиваться, то венчурный инвестор, как правило, выводит из нее свои деньги. Происходит это в среднем через 5 лет после первых вложений, а работа венчурного инвестора считается эффективной, если вырученная сумма превысит их в 10 раз (что равняется доходности на уровне 60% годовых). Выход из бизнеса может осуществляться разными путями. Сегодня есть множество инструментов для продажи стартапа: в последнее время довольно распространены его вывод на биржу (IPO) и поглощение стратегическим инвестором – крупной компанией, работающей в том же секторе, что и «вырощенная» фирма.

Дальнейшая судьба создателей стартапов складывается по-разному. Одни оставляют себе часть акций, но не принимают активного участия в управлении компанией, другие продолжают работать и развивать проект в качестве собственников и менеджеров. Многие на вырученные от проекта средства запускают новые стартапы. Ведь тот, кто хоть однажды ощутил «вкус» победы от подобного заработка, очень редко меняет сферу деятельности.


Источник: журнал "Компьютерное обозрение" №38 (606) от 9 октября 2007

 


ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ АССОЦИАЦИИ: +38 (044) 222-89-30
Copyright © 2007 Ассоциация частных инвесторов Украины. Все права защищены.
Создание сайта-визитки, корпоративного сайта, интернет-магазина — WDS Design Group
Ссылки партнёров: Разработка бизнес-плана |Регистрация предприятий и представительств в Украине |Разрешение на работу в Украине |Бухгалтерские услуги в Украине |Поиск инвестора в Украине